Месяц: Июнь 2015

Новая традиция в Липецке. Теперь молодожены возлагают цветы к памятнику И.В. Сталина

Существует прекрасная традиция — в день свадьбы посещать и возлагать цветы к выдающимся и памятным местам. В Липецке таким местом становится памятник Сталину на ул. Кузнечной. Алексей и Даниела — уже вторая пара молодоженов, посетивших памятник Сталину в день бракосочетания.


Обращение к молодежи «железной девочки» и комсомолки Марьяны Наумовой .

Родина — это не портрет Путина на футболке и не надпись «Спасибо деду за Победу» на немецкой машине. Родина — это твои и мои мама с папой, это наша земля, это красные звезды над Кремлем, это Жуков и Гагарин, Иван Грозный и Сталин…

Помните — будущее теперь зависит только от нас. Наши предки сделали все, что смогли, не щадя своих жизней.

Чтобы помнили…

Очень хорошо сказала Марьяна Наумова, «Принцесса поуэрлифтинга», абсолютная чемпионка Мира, член спортивного клуба КПРФ.


Ультиматум

События прошлой недели, и в первую очередь происходившее на Петербургском форуме, конечно, выглядят слишком серьезными, чтобы не вернуться к ним. Пожалуй, главным и ключевым событием этого мероприятия стал первый за все время «путинского правления» ультиматум, выдвинутый лично ему со стороны представителя одного из наиболее могущественных российских кланов, интересы которого тот же самый Путин защищал невзирая ни на что.

Заявление Кудрина о том, что нужно рассмотреть вопрос с проведением досрочных выборов президента, выглядит именно ультиматумом и никак иначе. Легкое смягчение формулировки — «для получения нового мандата доверия при проведении нового этапа реформ» может обмануть только доверчивого избирателя. Досрочные выборы президента могут состояться лишь после отставки действующего, и по российскому законодательству прежний президент не может принимать участия в новых выборах. Уходя — уходи, и никак иначе. «Новый мандат» предложено получить кому-то другому — не Путину.

Путин, естественно, «не заметил» предложения своего лучшего друга, как он постоянно называет Кудрина — но как раз этот статус и делает ультиматум весомым и значимым. По сути, речь идет о черной метке. Ждать до 18 года группировка либералов не намерена, что в общем-то, предельно логично: ситуация как в экономике, так и на международной арене выглядит близкой к катастрофе. Начатый родственниками погибших в катастрофе «Боинга» процесс обвинения Путина слишком напоминает аналогичный процесс против Каддафи после катастрофы над Локерби, а Крым все чаще сравнивают с Кувейтом,чтобы не вспомнить, что именно произошло после его захвата Ираком.

Можно сказать, что Путина списывают как внешние игроки, так и внутренние — и чем дольше он будет затягивать решение и делать вид, что все в полном порядке («Кризиса у нас нет»), тем жестче будут играть его противники. Насколько жестко? А до предела. Судьба Каддафи и Саддама перед глазами. Почему Путин обязательно должен стать приятным исключением?

Понятно, что от Путина ждут капитуляции. Хотя, конечно, у него есть и вариант не менее жесткого ответа. И на внешней арене — через ликвидацию киевской хунты, и на внутренней — через ликвидацию выдвинувшего ему ультиматум либерального клана. Если, конечно, у него найдется, на кого опереться. Здесь и кроется основная засада. Опора на другие кланы может быть весьма шаткой: предательство с их стороны совершенно не исключено, а скорее, даже предопределено. Опора на народ через прямое обращение к нему для Путина — человека системы — практически немыслима. Он просто не понимает, как можно использовать этот ресурс не для манипуляций, да и структур прямого взаимодействия с народом у него, прямо скажем, нет. «Единая Россия», как партия номенклатуры, здесь не годится, карманный ОНФ может в лучшем случае спеть очередной панегирик — но реальной опоры на народ у него нет. Несистемные силы тем более непонятны Путину, а зачастую и враждебны. Лизоблюды из различных полумаргинальных тусовок в этом смысле так же бесполезны, как и твердые противники из той же среды.

В общем, сопротивление Путина не выглядит чем-то совершенно возможным — выстроив свою «вертикаль», он стал ее заложником. Стая подчиняется только сильному, а вертикаль — это именно стая, причем даже не хищников, а обычных шакалов, которые готовы рвать упавшего, но в открытую схватку вступать не рискнут.

Видимо, именно поэтому Кудрин без особого риска для себя позволил озвучить настолько жесткий и четкий ультиматум.

С внешним «треком» ситуация еще более плачевна. Рефлекторная и судорожная политика не могла не закончиться крахом. Заявленная в 2007 году в Мюнхене новая стратегия оказалась блефом, но запустила механизм противодействия. США — не та страна, которую позволено пугать без достаточных оснований, а мюнхенская речь была сродни вызову. Как оказалось — ничем не подкрепленному. И на более низком уровне заявления такого рода не остаются без ответа, и если ты не способен отвечать за свои слова — тебе никто не доктор. Окружив себя ничтожествами, выглядеть на их фоне могуче и сурово, конечно, приятно глазу — но такой подход имеет и свои ограничения. Объявив стратегию на строительство мировой энергетической сверхдержавы, нужно было в первую очередь озаботиться командой исполнителей, способных воплотить эту стратегию на высочайшем уровне. Скажем прямо — соратники подкачали. Причем все. И это не их вина — а беда самого Путина. Ты их нашел, возвысил — с тебя и спрос за результат.

Провал украинской политики — звено в этой цепи. Сдав украинское, а с ним и европейское направление на откуп Газпрому, нет смысла искать ответ на вопрос: почему она провалилась. Вот потому и провалилась, что интересы государства были заменены на интересы корпорации и ее собственников. При этом даже столь тяжелый провал ничему не научил — завалив все на Западе, тем же самым людям теперь поручено срочно выравнивать ситуацию на Востоке. Не нужно даже гадать, какой результат в итоге будет получен.

На Западе сложился твердый консенсус — Путин и Крым выводятся за скобки любых обсуждений. Отставка Путина и возвращение Крыма не могут быть предметом переговоров, сейчас идут дискуссии о том, что будет после. Заявление Кудрина не могло быть произнесено без понимания этого обстоятельства — оно стало лишь его констатацией.

В российской элите идет переконфигурация пространства. Пока подковерная, но теперь, когда главное произнесено, мы будем чем дальше, тем больше становиться свидетелями перегруппировок и структурирования новых кланов — точнее, новых союзов. Если «группа Кудрина» однозначно опирается на поддержку Запада, то очевидно, что в ней не найдется место для всех — кто-то все равно остается за бортом. После безуспешных попыток договориться им придется искать опору на другие силы — если, конечно, интеллектуальный уровень вообще позволит этим людям понять, что именно происходит. Есть определенные сомнения, что люди, способные лишь на грабеж страны, могут проявить столь выдающиеся способности и в других областях. Это, кстати, относится вообще ко всем представителям нашей «элиты» — результаты их деятельности слишком вопиющи, чтобы подозревать их в сверхчеловеческих способностях.

Время пока есть — для всех. И для списанного всеми Путина, и для Запада, и для российских кланов. Тот, кто сумеет опередить конкурентов и противников, сумеет навязать им свои решения, не отдаст темп — тот получит очень серьезное преимущество перед окончательной схваткой. Ее сроки сейчас назвать невозможно, да и бессмысленно: есть и объективные факторы и процессы, есть субъективные, есть и случайные — я бы предположил, что до конца этого года мы еще будем жить в привычном мире. В следующем вероятность запуска разных сценариев по переформатированию политического пространства существенно повышается, а еще далее смотреть сейчас вообще бесперспективно.

Однако более чем вероятно, что речь идет о попытке запуска «революции сверху» — верхи уже осознали невозможность управлять по-старому и спешат решить проблему до того, как низы еще могут по-старому жить и позволяют экспериментировать над ними, как людоеды из Киева и Москвы экспериментируют над несчастным народом Донбасса. Пожалуй, это главный вывод из событий прошлой недели.

Анатолий «Эль-Мюрид» Несмиян
Центральное информационное агентство Новороссии
Novorus.info


Выборы 2015

Коммунистическая партия Российской Федерации

Лебедянское районное отделение КПРФ

 

13 сентября в Лебедянском районе выборы. Эти выборы имеют огромное значение. Дело в том, что в Липецкой области они проводятся по новым правилам и будут иметь далеко идущие последствия. Суть новых правил проста – сохранив видимость волеизъявления избирателей, лишить их возможности влиять на результаты формирования тех уровней местной власти, которые обладают реальными властными возможностями. Попросту говоря, теперь избиратели не смогут избирать ни главу администрации Лебедянского района, ни депутатов Совета депутатов Лебедянского района, ни глав сельских администраций. Соответственно, не будучи избранными избирателями, депутаты и главы могут не особенно беспокоиться об оценке их деятельности населением на выборах.

Новые правила предполагают, что избиратели выбирают только депутатов сельских поселений (т.е. сельсоветов), причем голосовать придется сразу за нескольких кандидатов – 7, 9 или более. Если учесть, что кандидатов будет больше, чем депутатских мандатов, то на избирательном участке избиратель получит бюллетень для голосования длиной с полотенце. Даже прочитать его до конца – трудная задача, тем более сделать осознанный выбор. Избранные депутаты сельского поселения из своего состава одного из депутатов направляют в районный Совет. Отныне он един в двух лицах – депутат сельсовета и депутат районного Совета. Зачем так? Нескольким сельским депутатам гораздо проще объяснить, кого они должны избрать в районный Совет. Это не то, что раньше – разговаривать с сотнями избирателей, которые вдруг и свое мнение могут иметь, поди, проследи за каждым. А теперь все чисто – кто надо, тот и будет избран. И никаких оппозиций. С главами сельских администраций еще интереснее. Их тоже будут избирать депутаты сельских поселений. И тоже в нескольких лицах. Мало того, что главами сельской администрации, так ещё и депутатами районного Совета депутатов. А их то туда зачем? А вот тут ещё один гениальный ход. Эти, так сказать, «избранники народа» изберут главу администрации Лебедянского района. А уж чтобы совсем не было никакой осечки, избрать главу сельской администрации депутаты сельского поселения смогут только из кандидатуры, прошедшей конкурсный отбор. А в конкурсной комиссии проверенные люди, в том числе из районной администрации. Всё, круг замкнулся. И уже не понятно, кто же кого из кого избирает. Зато стопроцентная гарантия, что нужные люди будут избраны. А избиратель, его мнение? А пусть он со своим мнением и остаётся. У нас демократия, понимаете, народовластие, а они со своим мнением. Но всё это совсем не смешно. Взят очевидный курс на ограничение избирательных прав граждан, следовательно, возможности самим формировать ответственные перед избирателями органы власти всех уровней. Вообще-то, эта возможность и есть народовластие.

Что же в этих условиях делать избирателю? Прежде всего, избрать в депутаты сельских поселений тех людей, которые будут отстаивать интересы именно избирателей, тех, которые смогут сохранить свое мнение, не поддадутся административному давлению и уговорам, за которыми имеется политическая организация, не прячущая свои цели – кандидатов от КПРФ.


Удивленная Европа

Вчера, 17:31 | Категория: Лента » Политика
• 5
Просмотров: 5237

Павел Раста (позывной «Шекспир»).
Очередной саммит «G7» (большой семёрки экономически развитых стран) вновь открылся без России. Уже второй по счёту раз подряд.

И открылся он с парадоксальных, на первый взгляд, заявлений одного из спикеров этой странной структуры, бывшего польского премьера Дональда Туска (ныне являющегося председателем Евросовета). Если в двух словах, то суть его реплик сводилась к следующему: им бы очень хотелось снова видеть Россию в своих рядах, при этом вопрос о снятии санкций не стоит, а, напротив, их бы ещё сильнее ужесточить. Довольно занятный когнитивный диссонанс у пана Туска. Прямо, раздвоение личности. Но это только на первый взгляд. На самом деле в том, что он сказал, очень даже есть своя логика. Только очень специфическая, чтобы понять которую, нужно, для начала, разобраться в том, что происходило с нашей великой Родиной в минувшие 25 лет. Разобраться, назвав вещи своими именами.

С самого начала русского национально-освободительного восстания на Донбассе с завидной степенью регулярности звучал вопрос: почему Россия всю эту безумную четверть века фактически спонсировала откровенно русофобскую и откровенно антироссийскую государственность бывшей «украины». Почему в это хлипкое, но безумно агрессивное псевдогосударственное образование вкачивались и вкачивались миллиарды долларов, отнятые у русского народа. Вкачивались под видом скидок, под видом «не замечаемого» воровства газа. Вкачивались под видом кредитов, про которые заведомо было известно, что возвращены они не будут никем и никогда. Вкачивались миллионами разных способов. Без этих денег киевская гадина ни то, что никогда не смогла бы поднять головы, ни то, что не смогла бы сейчас бряцать оружием – она просто издохла бы на втором году «незалежности». И это финансирование продолжалось уже даже тогда, когда во всю бушевал майдан, и было прервано лишь с началом войны.

Интересный вопрос, не правда ли? Но самое интересное, что он – всего лишь один из многих. В ряду других не менее интересных вопросов можно было бы поинтересоваться и про залоговые аукционы (рвавшие в клочья наш экономический потенциал), соглашения о разделе продукции (просто отдававшие иностранным компаниям наши недра), кредиты МВФ (убивавшие нашу страну, как банановую республику Латинской Америки). Вопросы «почему?», «как?», «кто виноват?» и «что делать?», в данном случае не вполне корректны. Более того, они, мягко говоря, от лукавого. Настоящий, истинный вопрос звучит иначе: «ЧТО ЭТО БЫЛО?».

И ответ на него столь же прост, сколь и жёсток: это были репарации, друзья мои. Те самые, что выплачивает страна, проигравшая войну. А мы её проиграли. Да, уважаемые соратники, проигрыш в холодной войне повлёк за собой не только моральные издержки. Он повлёк за собой скрытую форму оккупации России. Разумеется, не такую, какая была у Германии после Великой Отечественной Войны. Нет, это, скорее, было нечто, подобное ордынскому игу. Россия стала их вассалом, который исправно платит дань. Правда, платит в скрытой форме. Но, что поделаешь, такова уж специфика современного общества и нынешней мировой политики. И наше финансирование откровенно вражеской бандеровской государственности – это тоже была дань. «Если страна не кормит свою армию – она кормит чужую» (с).

Такова жёсткая правда. И если её учитывать, то слова Дональда Туска становятся более понятны. Туск говорит взбрыкнувшему даннику Запада: «Возвращайся дальше целовать седалище великого хана! Видишь, мы же целуем и ничего! Нас даже назначают на почётные должности придворных шутов, лакеев и носителей ханского ночного горшка! Ну, оштрафуют тебя. Ну, заставят ещё больше платить репараций. Но зато! А иначе…».

А что иначе?

Серьёзно, дорогие товарищи «цивилизованные европейцы»: а что иначе-то? Что вы сделаете России, если Россия не вернётся, чтобы вместе с вами в зубах носить американские тапочки? Что вы сделаете? И вот тут у пана Туска наступает НАСТОЯЩИЙ когнитивный диссонанс. Он искренне не понимает, почему Россия не возвращается целовать звёздно-полосатое седалище. Ведь вся Европа это делает! И Европа в его лице удивлена. Она продолжает звать обратно и не понимает, что, не смотря на то, что нынешняя правящая элита России, мягко говоря, неоднозначна, но так, как раньше, уже не будет. Никогда. Как бы эта самая элита не мечтала договориться с Западом – это уже невозможно. Ни по внешним причинам, ни по внутренним. И это уже не зависит ни от количества предателей в Москве, ни от личности Путина.

А знаете ли вы, друзья, как именно закончилось татаро-монгольское иго? Нет, это произошло не на Куликовом поле. После той великой битвы оно ещё порядочно просуществовало. Всё было совсем иначе. Спокойно, буднично, бюрократично. Когда Орда прислала в очередной раз за данью своих баскаков, то была в ответ сурово послана в мягкой дипломатической форме. И утёрлась. На том иго и завершилось.

И я искренне надеюсь, что сейчас происходит именно это. Нам не нужно очередных трёхсот лет гнёта. Нам хватило и 25-ти.
Соратник
Центральное информационное агентство Новороссии
Novorus.info


Грядущая смерть денег и капитализма?

Валентин Катасонов, 05.06.2015 Отрицательные процентные ставки по операциям банков стали в мире финансов распространённым явлением. Пока только по депозитным операциям, но не исключено, что скоро уйдут в минус и процентные ставки по кредитным операциям. Причем речь идет не о реальных отрицательных ставках, когда доход съедает инфляция, а о номинальных ставках, официально объявляемых банком. Сначала в минус ушли некоторые ЦБ, за ними последовали некоторые частные коммерческие банки. Первыми это сделали в Швейцарии… Как известно, деньги — это и мера стоимости, и средство обмена, и средство платежа, и средство образования сокровищ (функция накопления). Вместе с тем деньги уже давно перестали удовлетворительно выполнять все свои экономические функции. Например, служить мерой стоимости. А без этого нельзя не только толком понять, что сколько стоит и каковы издержки производства, но и принимать долгосрочные решения производственного и инвестиционного характера. Умирание первой функции денег неизбежно ведет к умиранию всей экономики. Из всех функций денег до последнего времени единственной полноценной функцией оставалась функция накопления. Деньги в этой своей ипостаси выступают несущей конструкцией капитализма, суть которого — накопление богатства. И вот на наших глазах функция денег как средства накопления богатства начинает давать сбои. Граждане и компании, столкнувшись с отрицательной процентной ставкой в банковском секторе, стали искать альтернативу за его пределами и обратили взор на фондовый рынок — государственные и корпоративные ценные долговые бумаги (бонды). Но вот незадача! Вчерашние клиенты банков через короткое время столкнулись на фондовом рынке с тем же неприятным сюрпризом — отрицательным процентом! Этот феномен стал массовым не более года назад. Речь идет не о реальных процентных доходах, рассчитанных с учетом возможного обесценения денежных единиц, в которых инвесторы получают свои доходы. Такое случалось и раньше. Нет, речь опять же идет о номинальных процентных ставках — тех, которые изначально объявляются первичным продавцом бумаги (министерством финансов). До прошлого года притчей во языцех была Япония, которая била рекорды по уровню минимально низких процентных ставок по своим бондам. Доходность 10-летних бондов Минфина Японии с конца 2011 года никогда не поднималась выше 1%. Перед новым 2015 годом Япония вновь всех удивила. Министерство финансов Японии продало двухлетние бумаги на сумму 22 млрд долл. и впервые сделало это под отрицательную ставку (-0,003%), не считая трехмесячные и шестимесячные векселя, которые уже продавались с отрицательной ставкой. Между прочим, аналитики заметили, что пенсионные фонды Японии стали энергично выходить из такого актива, как облигации казначейства своей страны. За III квартал 2014 года эти пенсионные фонды произвели энергичную реорганизацию своих активов. Они приобрели зарубежных активов на сумму 2,21 трлн иен (максимум с 1998 года и в семь раз больше, чем во II квартале прошлого года). При этом они продали японских государственных бондов на сумму 2,85 трлн иен. Продали, конечно же, Банку Японии. В подобных финансовых играх центральные банки вынуждены брать на себя роль «банкрота последней инстанции». Впервые информацию о том, что некоторые европейские страны продавали государственные облигации с доходностью ниже нуля, я увидел примерно год назад. Те первые ценные бумаги имели срок обращения не более двух лет. Во второй половине 2014 года эта тенденция захватила уже бумаги со сроками до 5 лет. В конце прошлого года агентство Reuters сообщило, что в Швейцарии пятилетние бонды торговались со ставкой ниже нуля. В апреле 2015 года, согласно сообщению The Wall Street Journal, Швейцария разместила бонды с погашением в 2025 г. и 2049 г. на общую сумму 377,9 млн франков (около 391 млн долл.). Доходность десятилетних облигаций по итогам аукциона составила минус 0,055% годовых. За два месяца до этого аналогичные бумаги были проданы по ставке 0,011% годовых. В феврале доходность пятилетних государственных облигаций Дании и Швеции равнялась минус 0,8% и минус 0,04% соответственно. Кстати, в феврале 2015 года Банк Швеции провел эмиссию облигаций на 3,5 млрд крон (420,3 млн долл.) с погашением в 2019 г. и доходностью минус 0,0503%. По состоянию на февраль 2015 года отрицательные значения по государственным бондам были зафиксированы в шести странах — Бельгии, Дании, Франции, Германии, Японии и Нидерландах. Журналисты окрестили это явление «налогом на накопления». Оценки масштабов распространения «налога на накопления» дали аналитики Bank of America Merrill Lynch. По их данным, общая сумма европейских бумаг госдолга, дающих доход ниже нуля, в середине 2014 года была близка к нулю, в конце октября она уже составила 500 млрд евро, а в начале нынешнего года выросла до 1,2 трлн евро. В январе сего года Financial Times сообщила, что, по оценке JPMorgan Chase, отрицательная доходность в начале года наблюдалась у европейских гособлигаций со сроком погашения более года на общую сумму 2 трлн долл. «Удивительная статистика: более 30% всех государственных облигаций в еврозоне — ценных бумаг общей стоимостью в два триллиона евро — торгуется на отрицательной процентной ставке», — писал заместитель главного редактора Financial Times Джереми Уорнер на страницах The Telegraph. При этом если смотреть статистику по отдельным странам, то ситуация подчас еще хуже. Так, согласно данным инвестиционного банка Jefferies, почти 70% немецких облигаций имеют отрицательную процентную ставку, во Франции этот показатель достигает 50%. При этом в Испании, которая стояла на грани неплатежеспособности несколько лет назад, он равен 17%. Однако отрицательные процентные ставки по государственным бондам — еще не вся новость. В феврале 2015 года был зафиксирован минус по долговым корпоративным бумагам. Речь идет об облигациях знаменитой шоколадной компании Nestle (Швейцария). Журналисты в связи с этим нервно шутили: швейцарский шоколад стал настолько надежным убежищем для денег, что их владельцы согласны платить за безопасность. А кто-то даже в шутку предположил, что шоколад Nestle стал конкурировать с золотом (за желтый металл, как известно, инвесторы платят, далеко не всегда рассчитывая на получение дохода). Еще один шутник предложил продавать облигации швейцарской компании в упаковке с надписью: «Мы верим в Nestle». В разряд таких же супербезопасных европейских компаний, по сообщениям СМИ, попали Royal Dutch Shell и Novartis (транснациональная фармацевтическая корпорация со штаб-квартирой в Базеле) — их корпоративные бонды также ушли в минус. За обстоятельствами постепенного ухода финансов в минусовую зону никакой мистики нет. Цена формируется на взаимодействии спроса и предложения. Если на рынке какого-то товара наблюдается его перепроизводство, цена на него падает и в какой-то момент оказывается ниже себестоимости, в результате чего товаропроизводитель получает убыток, то есть оказывается в минусовой зоне. Так же с деньгами. Сегодня имеет место грандиозное перепроизводство денег в рамках так называемых количественных смягчений (программ центральных банков по увеличению предложения денег). Обосновываются такие программы необходимостью борьбы с последствиями финансового кризиса и восстановления экономики. Если копнуть глубже, то оказывается, что печатные станки ФРС США, Банка Англии, Банка Японии, ЕЦБ, центробанков других стран разгоняются для того, чтобы подавить дефляцию. Она для хозяев денег намного страшнее инфляции. Также преследуется цель понизить курс национальной денежной единицы, что рассматривается как оружие валютной войны против конкурентов на мировом рынке. Старые учебники экономики твердили, что избыточная денежная эмиссия приводит к инфляции. А сегодня мы видим признаки того, что Запад вползает в дефляцию. Раскалившиеся докрасна денежные печатные станки не могут переломить эту тенденцию. И никакой мистики тут нет. Вся продукция печатных станков уходит либо за пределы данной страны, либо на финансовые рынки. Те, кто боятся дефляции и при этом борются с ней с помощью печатных станков, должны понимать, что всегда существует угроза того, что гигантские массы денег с финансовых рынков хлынут на товарные рынки — и мир захлебнется в инфляции. Будет что-то вроде того, что переживала Веймарская Германия в начале 1920-х гг., когда инфляцию измеряли не на годовой и даже не на месячной основе, а ежедневно. Ни экономическая наука, ни денежные власти, ни бизнес, ни философы пока не могут понять, что происходит сегодня с банками, финансовыми рынками, деньгами. А главное — не могут понять, чем всё это кончится. Переход капитализма в минусовую зону некоторые люди с богатым воображением называют «финансовым антимиром», «антикапитализмом», «финансовым зазеркальем»… Как жить и зарабатывать в этом финансовом зазеркалье? Вот вопрос, которым озабочены сегодня все: финансовые спекулянты, пенсионеры, институциональные инвесторы, центральные банки, обычные банки (депозитно-кредитные организации)… Рушатся создававшиеся столетиями институты капитализма. Если взять, как пример, страховой бизнес и пенсионную систему, то они базируются на инвестициях в надежные долговые бумаги, коими традиционно выступали облигации казначейств. Как пенсионные фонды могут выполнять свои функции перед обществом, если у них вместо запланированных доходов будут запланированные убытки? А как будут существовать центральные банки большинства стран мира, которые свои золотовалютные резервы размещают в казначейские облигации ведущих стран Запада? Увы, молчат лауреаты Нобелевских премий по экономике, молчат президенты и премьер-министры, молчат председатели центральных банков. Очевидно одно: деньги в привычном понимании исчезают на наших глазах, а капиталистический мир в его традиционном виде доживает последние дни.


Лебедянское районное отделение КПРФ © 2015 Frontier Theme